Фото Первый заместитель Председателя Правления СОГАЗа Николай Галушин: менее 6% населения страны имеет договоры страхования имущества

«Если закон о страховании имущества будет принят, он будет работать. Но только в том случае, если все заинтересованные стороны будут его неукоснительно соблюдать», — рассказал Sberex.ru первый заместитель Председателя Правления СОГАЗа Николай Галушин.

По мнению эксперта, конституция закона предполагает, что помощь со стороны государства будет оказана, но, в случае утраты единственного и незастрахованного жилья, гражданин получит помощь только в виде предоставления ему жилья по договору социального найма и без права приватизации. Те же, кто страхуются, получат возмещение от страховщика и государства в достаточном размере для ремонта, восстановления или приобретения нового жилья.

Николай Галушин также отмечает, что граждане будут мотивированы заключать договоры страхования только при серьезной информационной поддержке проекта и соблюдении  особого порядка, который предусмотрен по контролю над финансовым состоянием страховщиков, вовлеченных в страхование имущества граждан.

По словам первого заместителя Председателя Правления СОГАЗа, в этих начинаниях может помочь опыт реализации льготной программы страхования жилья в Москве. В столице при невысокой стоимости и доступности полиса, страхованием, в зависимости от округа, охвачено до 65% квартир.

Тем не менее, Николай Галушин убежден, что даже когда законопроект будет принят, 100%-ого проникновения, увы, обеспечить так и не удастся. «Подобного нет даже на Западе — но достичь уровня, аналогичного московской муниципальной программе, вполне возможно. Сейчас в России – крайне низкий уровень охвата населения страхованием. Менее 6% населения страны имеет договоры страхования имущества. И эта проблема стала особенно очевидна на фоне природных и техногенных катастроф последнего времени. Например, в Приморье, которое сильно пострадало от наводнения в этом году, не более 3% населения страхует свое имущество. Не удивительно, что количество обратившихся за страховыми выплатами, например, в СОГАЗ, на сегодняшний день составляет ничтожную долю от числа потерпевших. Основные убытки СОГАЗа по наводнению на Дальнем Востоке пришлись на юридических лиц», — констатирует эксперт.

Кардинальная ситуация, со слов первого заместителя Председателя Правления СОГАЗа, в развитых странах зарубежья. К примеру, там уровень проникновения в страховании имущества достигает 80%. То есть практически все граждане традиционно страхуют свое имущество.  В России же пока основным драйвером продвижения страхования имущества граждан являются требования банков при ипотечном кредитовании.

К тому же, в некоторых странах есть свои нюансы в договорах страхования в отношении защиты от стихийных бедствий. «Например, в южных штатах США действует стандартное исключение из договора страхования риска в отношении цунами, в некоторых штатах – риск «торнадо». Этот риск нужно покупать за отдельные деньги. И если прошел торнадо, а имущество от этого риска не было застраховано, то нет смысла обращаться ни в страховую компанию, ни в суд, поскольку таково было решение собственника. В отдельных регионах и странах действует модель выплат из формируемого страховщиками фонда покрытия катастрофических убытков. 

В Японии, в районах, подверженных землетрясениям, действует механизм разделения зон ответственности: страховщики – государство. При этом ответственность каждой из сторон заранее оговорена. Но такой подход применяется не при любом убытке, а только в случае катастрофического землетрясения, если оно признается таковым», — добавил Николай Галушин