Джордж Сорос о причинах кризиса в Европе, похожего на кризис 1997 года

Фото Джордж Сорос о причинах кризиса в Европе, похожего на кризис 1997 года

Сегодня уже не вызывает сомнений, что основной причиной кризиса в странах еврозоны стала передача прав государств – членов валютного союза на печатание денег Европейскому центральному банку. Такое мнение высказал на страницах Project Syndicate американский миллиардер и инвестор Джордж Сорос. Ни государства, ни власти Евросоюза до сих пор не осознали всей губительности и опасности принятых решений. Судьба еврозоны сегодня зависит от Германии – наиболее крупного кредитора в Европе.

После ввода в обращение единой европейской валюты регулятор разрешил банкам стран еврозоны приобретать неограниченное количество государственных облигаций, не создавая под них никаких резервов. ЕЦБ дисконтировал бумаги всех стран еврозоны на абсолютно равных условиях.

Коммерческие банки активно инвестировали в облигации более слабых стран, стремясь заработать на них по несколько дополнительных базисных пунктов, в результате процентные ставки по гособлигациям стран еврозоны выровнялись. Германия, которая боролась с бременем объединения, провела структурные реформы экономики и стала более конкурентоспособной. Другие страны пожинали плоды жилищного и потребительского бума, усиленного низкими процентными ставками по кредитам. Это снизило их конкурентоспособность до минимума.

Веселье закончилось вместе с крахом 2008 года. Правительства были вынуждены спасать свои банки. Многие страны оказались в положении развивающихся государств – с огромным внешним долгом в валюте, которую они не способны контролировать. С учетом различий в экономических показателях, Европа оказалась разделенной на кредиторов и стран-должников.
Когда финансовые рынки обнаружили, что якобы безрисковые государственные облигации могут быть подвержены дефолту, они резко подняли премию за риск. Многие коммерческие банки, чьи балансы были перегружены бумагами стран еврозоны, оказались на грани банкротства. В результате в Европе возник двойной кризис — суверенного долга и банковской деятельности.

По мнению Сороса еврозона сегодня зеркально повторяет действия мировой финансовой системы во время аналогичных кризисов, разыгравшихся в 1982 и 1997 году. В обоих случаях власти переложили основные трудности на периферию, защищая центр. Сейчас Германия, может и неосознанно, играет ту же роль.

При наличии различий в мелочах, основная идея та же: кредиторы переносят всю тяжесть на должников, а центр в лице ЕЦБ самоустраняется от ответственности за создавшийся дисбаланс. Интересно, как незаметно в словаре европейских экономистов появились термины «центр» и «периферия». Тем не менее, вина центра в возникновении кризиса еврозоны сегодня больше, чем с 1982 или 1997 году. Именно центр разработал ущербную валютную систему и оказался неспособным своевременно исправить ее недостатки. 80-е годы прошлого века оказались потерянным десятилетием для Латинской Америки. Аналогичная участь теперь ждет и Европу.

В первой фазе кризиса распад еврозоны был немыслим – активы и обязательства в единой валюте были настолько перемешаны между собой, что отказ одной из стран от евро привел бы к неконтролируемому кризису. Но с развитием кризиса финансовая система Евросоюза становится все более упорядоченной по национальному признаку. Особенно ярко эта тенденция проявилась в последние месяцы.

Долгосрочное рефинансирование ЕЦБ вынуждает испанские и итальянские банки приобретать государственные облигации своих стран. Одновременно с этим, банки предпочитают избавляться от активов за границей, а риск-менеджеры уделяют основное внимание обеспечению активов и обязательств в своей стране, а не внутри еврозоны в целом.

Если такая ситуация будет продолжаться несколько лет, распад еврозоны может пройти без каких-либо осложнений. Но в этом случае странам-кредиторам придется дать должникам большую отсрочку по выплате долгов, которые потом собрать будет очень сложно. За исключением межбюджетных трансфертов и предоставленных гарантий, претензии Бундесбанка к центральным банкам периферийных стран в клиринговой системе Target2 по состоянию на 30 апреля 2012 года составили € 644 000 000 000 ($ 804 млрд). Эта сумма продолжает расти в геометрической прогрессии вследствие значительного оттока капитала из наиболее слабых стран еврозоны.

Таким образом, кризис продолжает расти. Напряженность на финансовых рынках достигла исторического максимума. Наглядный пример – Великобритания, которая сохранила контроль над своей валютой, пожинает плоды в виде самых низких ставок по своим гособлигациям, а премия за риск по испанским государственным бумагам бьет новые рекорды.

Реальная экономика еврозоны переживает рецессию, а Германия, наоборот, находится на подъеме. Дезинтеграции стран еврозоны способствует сложившаяся политическая и социальная обстановка. Общественное мнение, которое выразилось в результатах последних выборов, заключается в непринятии режима жесткой экономии. Очевидно, что эта тенденция будет усиливаться до тех пор, пока политики не капитулируют перед народом. Им придется дать людям хоть что-то, чтобы погасить социальную напряженность.

Специалисты считают, что у властей осталось максимум три месяца, в течение которых у них еще есть возможность исправить свои ошибки и обратить вспять сегодняшние тенденции. Прежде всего, для нормализации обстановки необходимо принятие  чрезвычайных политических решений. Меры, принимаемые властями, должны не противоречить существующим договоренностям. В последствии, в спокойной обстановке, можно будет внести определенные коррективы, которые не позволят повториться сегодняшним дисбалансам.

Да, это трудно, но отнюдь не невозможно. Властям придется решать одновременно две сложные задачи – бороться с банковским и суверенным долговым кризисом, пишет Сорос. Кроме этого, политикам не стоит забывать об уменьшении расхождения в конкурентоспособности.

Еврозона остро нуждается в банковском союзе. Общеевропейская система страхования вкладов позволит остановить отток капитала, в еврозоне появится единый источник финансирования рекапитализации банков и единая система надзора и регулирования. Странам с большой суммой госдолга необходимо снижение расходов на его обслуживание. Это можно обеспечить множеством способов, но ни один из них невозможен без активной поддержки со стороны Германии.

Именно эта страна блокирует все инициативы по урегулированию ситуации, считает известный финансист. Сегодня немецкие власти лихорадочно изобретают предложения перед саммитом Евросоюза, назначенным на конец июня. Все свидетельствует о том, что Германия склонна ограничиться минимально допустимыми мерами, по которым стороны могут прийти к согласию. Естественно, это может принести лишь временное облегчение.

Сегодня Европа стоит на перепутье. Кульминация греческого кризиса может наступить уже осенью, даже если к власти придет правительство, готовое соблюдать действующее соглашение, заключенное Грецией с ее кредиторами.

К этому времени экономика Германии ослабеет и Ангеле Меркель будет еще сложнее убедить свой народ в необходимости принятия на себя дополнительной ответственности за судьбу единой Европы, предсказывает Сорос.

Скорее всего, Германии удастся сохранить единую валюту, но уже в ближайшем будущем Евросоюз может перестать быть открытым содружеством. Различия между должниками и кредиторами сохранятся, и уже очень скоро мы сможем увидеть доминирующую Германию и подавленную периферию.

Вполне естественно возникают аналогии с прошлым – стремлением Германии господствовать в Европе. Сорос считает это неуместным. Сегодняшняя ситуация сложилась не вследствие какого-либо преднамеренного плана, а скорее из-за его отсутствия. Сегодняшняя Европа пожинает плоды множества политических ошибок.

Германия сегодня представляет пример хорошо работающей демократии. Когда немецкое общество осознает все возможные последствия (надеемся, это не случится слишком поздно), оно может легко исправить дефекты в устройстве единого валютного союза.

Выход из кризиса ясен: необходимо создание Европейского финансового органа, который может и желает снизить долговую нагрузку на периферию, и Европейского банковского союза.

Кроме еврооблигаций существует множество других инструментов, способных снизить долговое бремя слабых стран. Полный или частичный отказ от предоставления помощи может обеспечить мощную защиту от морального риска. Сейчас ход за Германией. 

Иллюстрация Chris Van Es, NewsArt.com