Нуриэль Рубини: в последующие годы фондовые рынки развивающихся стран могут серьезно пострадать

Фото Нуриэль Рубини: в последующие годы фондовые рынки развивающихся стран могут серьезно пострадать

В последние несколько лет вокруг стран БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южная Африка) наблюдался большой ажиотаж. Ведь, как отмечали сторонники БРИКС, благодаря их большому населению и быстрым темпам роста эти страны вскоре войдут в число крупнейших экономик мира, а Китай к 2020-м годам и вовсе станет самой крупной мировой экономикой. Однако недавно страны БРИКС, как и многие другие развивающиеся рынки, продемонстрировали резкое снижение темпов роста. Итак, «медовый месяц» закончился?

ВВП Бразилии в прошлом году вырос всего на 1%, в текущем году может быть не больше 2%, а потенциал экономического роста вряд ли превышает 3%. Российская экономика в этом году вряд ли вырастет больше чем на 2%, при потенциале экономического роста около 3%, — несмотря на то, что цены на нефть находились около 100 долл. за баррель. Индия в последние несколько лет могла похвастаться хорошими темпами роста (11,2% в 2010 году, 7,7% в 2011 году), которые, однако, замедлились в 2012 году — до 4%. Китайская экономика в последние три десятилетия росла темпами около 10% в год, но в прошлом году замедлилась до 7,8%, и в настоящее время есть риск резкого снижения экономических показателей страны. Экономика Южной Африки в прошлом году выросла всего на 2,5%, а в этом году может не достигнуть и уровня 2%.

Многие развивающиеся страны, ранее демонстрирующие быстрые темпы роста, — например, Турция, Аргентина, Польша, Венгрия и многие другие в Центральной и Восточной Европе — демонстрируют такое же ухудшение. Так что же подтачивает здоровье развивающихся стран?

Во-первых, в 2010–2011 годах большинство экономик развивающихся стран были «перегреты», демонстрируя рост выше потенциального и чрезмерные темпы ускорения инфляции. Таким образом, в 2011 году многие из них ужесточили монетарную политику, что имело свои последствия как в 2012, так и в текущем году.

Во-вторых, мнение о том, что ослабление развитых стран может не иметь последствий для развивающихся стран, притянуто за уши: спад в еврозоне, ухудшение ситуации в Великобритании и Японии в 2011–2012 годах, а также слабые темпы роста в США оказывают на развивающиеся рынки негативное влияние — из-за торговых и финансовых связей, а также настроений инвесторов. К примеру, продолжительный кризис еврозоны  ударил по Турции, а также по некоторым другим развивающимся странам в Центральной и Восточной Европе, которые являются торговыми партнерами стран единой европейской валюты.

В-третьих, большинство стран БРИКС и несколько других развивающихся стран перешли к форме государственного капитализма. Это означает замедление реформ, которые могли бы увеличить долю частного сектора в экономике, как и его эффективность, и в то же время — усиление роли компаний с государственным участием, ресурсный национализм, торговый протекционизм, политику импортозамещения, контроль над движением капитала.

Четвертое: высокий уровень спроса на сырьевые товары, который поддерживал экономики многих развивающихся стран (в частности, Бразилии, России, Южной Африки), приближается к завершению.

Пятое — это намерение ФРС начать сворачивание программы количественного смягчения раньше запланированного, а также возможность отказа от нулевых процентных ставок. Оба этих фактора и привели в свое время к бурному росту финансовых рынков развивающихся стран. Еще раньше, до недавних заявлений ФРС, ценные бумаги и сырьевые товары emerging markets ухудшили свои результаты — в связи с замедлением темпов роста китайской экономики. После этого, валюты развивающихся стран, как и облигации с фиксированной доходностью (правительственные и корпоративные), понесли убытки. Эра дешевых денег, которая и стала причиной роста спроса на активы emerging markets, — акции, облигации, валюты, сырьевые товары — близится к завершению.

И последнее: несмотря на то, что многие развивающиеся страны имеют профицит текущего счета, все больше из них — включая Турцию, ЮАР, Бразилию, Индию —  страдают от дефицита. И сейчас эти дефициты финансируются довольно рискованным путем: больше облигаций, чем акций; больше краткосрочных, чем долгосрочных облигаций; больше заимствований в иностранной валюте, чем в национальной.

У этих стран есть и другая слабость: это чрезмерные бюджетные дефициты, инфляция выше целевого уровня, а также риски стабильности (политическая нестабильность в Бразилии и Турции, профсоюзные беспорядки в ЮАР, политическая неопределенность в Индии). Финансирование дефицита внешнеторгового баланса и недопущение обесценивания валют (а также более высоких темпов инфляции) предполагают повышение ставок или сохранение их на текущих, то есть высоких, уровнях. Но монетарное ужесточение приведет к дальнейшему замедлению и так слабого роста. Таким образом, финансовые рынки и темпы роста развивающихся стран, имеющих большие дефициты и прочие макроэкономические проблемы, могут быть подвержены дальнейшему понижательному давлению.

Эти факторы объясняют, почему рост большинства стран БРИКС, как и других emerging markets, резко пошел на спад. Некоторые факторы цикличные, другие — структурные (государственный капитализм, риск ухудшения ситуации в Китае, завершение высокого спроса на сырье). Таким образом, в следующие десять лет темпы роста многих развивающихся стран могут быть ниже, чем в последнее десятилетие — как и доходность их финансовых активов (валют, акций, облигаций, сырьевых товаров).

Конечно, экономики некоторых emerging markets, особенно хорошо управляемых, будут и дальше демонстрировать высокие темпы роста. Но многие из них могут зайти в тупик, а их темпы роста и финансовые рынки могут серьезно пострадать. 

Adblock detector