Сорос: евро постепенно разрушает Европейский Союз

Фото Сорос: евро постепенно разрушает Европейский Союз

Дж. Сорос: В последнее время Европа меня очень беспокоит. Евро постепенно разрушает Европейский Союз. В определенной степени это уже произошло, так как изначально ЕС должен был быть добровольной ассоциацией равных стран. В результате кризиса ситуация стала совершенно противоположной: это отношения между кредиторами и должниками. Где, в условиях финансового кризиса, руководят кредиторы. Это больше не отношения равных сторон. Например, судьбу Италию больше не решают итальянские политики (хотя она страдает от своего собственного кризиса, я бы сказал). Судьба Италии определяется обязательствами должника по отношению к кредиторам. Вот что определяет политику.

 

Вопрос: Но фондовые рынки явно в хорошем состоянии. Почему Вы считаете, что у нас кризис? Насколько долго, по Вашему мнению, продлится этот период благоденствия?

Дж. Сорос: Ответ — нет. Мы находимся в ситуации, которую я бы назвал далекой от равновесия. Следовательно, она не может длится долго. Но я не в состоянии предсказать будущее.

 

Вопрос: Спред между казначейскими обязательствами Италии и Германии сокращается, несмотря на текущие финансовые сложности. Как Вы считаете, будет ли по этой причине отложен выпуск еврооблигаций — который, если я не ошибаюсь, Вы поддерживаете — как возможное решение для текущих расхождений европейских ставок?

Дж. Сорос: Да, я считаю, что это могло бы помочь. Потому что расхождение ставок никуда не денется, хотя оно может находиться в пределах, допустимых на неопределенный период времени. Конечно, это создало бы сложности для Италии и ей стало бы еще сложнее выйти из невыгодного положения, в котором она сейчас находится.

 

Вопрос: Отсутствие равного доступа к финансовым создает неравные условия. Это создает сложности для разных стран и усложняет восстановление конкурентоспособности. Что можно сделать в такой ситуации?

Дж. Сорос: Важно понимать, что эти неравные условия состоят из двух компонентов. Первый — стоимость правительственных заемных денег, второй — стоимость частных. В последнее время, после спасения Кипра, сложности частного сектора, особенно малого и среднего бизнеса, увеличились до кризисного уровня. К счастью, власти это понимают. Европейский Центробанк обсуждает возможность использования собственных ресурсов для решения этой проблемы. И очень-очень важно, что они в итоге решат. Я надеюсь, что они разработают план, который сможет переломить ситуацию. Если бы была возможность собрать ссуды предприятиям СМБ и рефинансировать их в ЕЦБ на равных условиях, это означало бы, что предприятия к югу от Альп имеют доступ к заемным средствам почти на таких же условиях, что и предприятия к северу от  Альп. Это изменило бы развитие ситуации. Я уверен, что этому будут противостоять, на юридических основаниях. Я не могу со стороны оценивать процессы, которые происходят внутри ЕЦБ, но их результат будет оказывать значительное влияние на дальнейшее развитие событий.

 

Вопрос: Европа все еще в глубокой рецессии. Что делается неправильно? Чему мы можем научиться у США для преодоления кризиса?

Дж. Сорос: Прежде всего, кризис евро — это прямое последствие финансового кризиса, который начался в США в 2007  году. И он имеет отношение к структуре еврозоны, которая в корне ущербная. Мировой финансовый кризис выявил некоторые недостатки еврозоны, хотя некоторые не осознаются как следует даже сегодня. У США, по сути, дела улучшаются. Европа сейчас должна разобраться со своим кризисом, которой, конечно же, состоит из финансовых и политических проблем.

 

Вопрос: Некоторые люди говорят, что спекулянты — такие как Вы — в некоторой степени помогли спровоцировать эти кризисы. Что Вы на это можете ответить?

Дж. Сорос: Я не удивлен. И я готов ответить на какие-либо конкретные аргументы. Я всегда был очень открыт в том, что касается моей деятельности. Финансовые кризисы провоцируют не спекулянты, а власти, которые создают или устанавливают правила, позволяющие спекулянтам делать то, за что люди их потом критикуют. Другими словами, чтобы было более понятно, спекулянты — это вестники плохих новостей.

 

Вопрос: Каким может быть будущее Италии? Может ли произойти что-то подобное кипрским событиям или нет?

Дж. Сорос: Я очень сочувствую затруднительному положению Италии. Хотел бы я предложить какой-то чудесный выход. Италия находится в труднейшем положении. Но я не думаю, что ситуация безнадежна. С некоторыми изменениями в структуре евро Италия могла бы стать идеально нормальной, функционирующей экономикой. До этого было бы недолго, если бы не очень сильная рецессия — она стала причиной политических мер, которые Италии пришлось применить. Я не думаю, что Италию вообще можно сравнивать с Кипром. Это абсолютно разные вещи. Что больше всего огорчает в ситуации с Италией, так это то, что в целом у нее вполне хорошо функционирующая экономика, которая в некоторых отношениях даже лучше немецкой — кроме того, что там люди не платят налогов. Поэтому итальянцы были вполне конкурентными и стали обеспеченным — но итальянское государство должно много денег, в основном гражданам своей страны. У Италии очень серьезные политические проблемы, которые отображаются в методах функционирования партий, в вездесущей коррупции и в электоральной системе, которая дает лидерам партий безграничную власть над избирательными списками. Поэтому, вот есть такой особенный итальянский политический кризис, который был усугублен еврокризисом — подобно специфическим структурным недостаткам евро, которые были усугублены финансовым кризисом в США. Но я не итальянец и не понимаю всех тонкостей; поэтому я не много могу об этом рассказать.

 

Выдержки из интервью Джорджа Сороса изданию Project Syndicate, под названием The Resistible Fall of Europe: An Interview with George Soros, от 15 мая 2013.

Adblock detector