Кипрский неконвертируемый евро

"Программа стабилизации кипрского финансового сектора вызвала в приближенных к финансовому рынку кругах дискуссию о том, не приведет ли введение контроля капитала к расколу европейской валюты, вероятно, непредусмотренному. По мнению некоторых экспертов, помимо свободно конвертируемого евро, теперь существует кипрский неконвертируемый евро", — пишет Андреас Улиг в Neue Zürcher Zeitung.

Так, по мнению аналитиков Credit Suisse, цитируемому в статье, с точки зрения экономики кипрский евро не соответствует евро во всех остальных странах валютного союза: банкноты имеют ту же стоимость как в стране, так и за ее пределами, однако стоимость сумм, депонированных в евро на крупных банковских счетах, резко упала.

Комментатор Джон Молдин также отмечает, что на кипрские евро возлагается налог (если они лежат на крупных счетах) и что их применение в стране и за ее пределами ограничено в силу введения контроля за движением капитала. Даниэле Антонуччи из Deutsche Bank говорит, что Кипр формально остался членом еврозоны, но фактически его членство ограничено из-за "сниженного качества кипрского евро".

С другой стороны, эксперт Brown Brothers Harriman Марк Чандлер не разделяет эти опасения и отмечает, что некоторые трансакции все же происходят как за рубежом, так и в пределах страны, хотя и в ограниченном объеме, "и нет признаков, что кипрский евро понизился в стоимости". Однако он признает, что опасность расхождения увеличивается по мере длительности контроля над движением капиталов и готовности инвесторов отказаться от своих требований ради возврата хотя бы части денег.

При этом Чандлер считает, что контроль будет продлен в силу сложности логистических и административных задач, поставленных перед Laiki и Bank of Cyprus. Из-за этого может возрасти и опасность возникновения разницы в стоимости евро, передает издание. Также Чандлер обращает внимание на то, что срок в квартал или полгода, на который установлена верхняя граница некоторых трансакций, намекает на то, что контроль, вопреки официальным заявлениям, введен не на короткий срок.

Другие наблюдатели отмечают, что контроль над движением капитала обычно вводят надолго и отменяют с трудом и что опасность бегства капиталов остается до тех пор, пока не изменятся условия, приведшие к введению контроля.

По словам Луи Гаве из финансовой компании Gavekal, "программа помощи Кипру показала, как мало политики и их консультанты понимают в механизмах работы финансовых рынков". Он также указывает на то, что крупные вкладчики могли вывести деньги через лондонские филиалы закрытых кипрских банков, а в Москве переводы денег были возможны благодаря банку "Юниаструм", 80% которого контролируются Кипром.

По мнению Гаве, приводимому в статье, кипрская модель, включающая в себя ограничения прав собственности вкладчиков, будет применяться и в будущем. Поэтому крупные депозиторы, риск которых при банкротстве банков возрастет, будут оставлять ликвидные средства не в банках, а в инвестиционных фондах, что противоречит попыткам укрепить депозитарную базу банков.

"Другие участники финансового рынка убеждены, что привлечение депозиторов при банкротстве банков (в тех случаях, если у акционеров и носителей облигаций не хватает "массы") и избавление налогоплательщиков от соответствующей нагрузки станет моделью будущего", — пишет Улиг. По его словам, таким образом будет оборвана негативная обратная связь между банками и государством.