Накопительная часть пенсии — это ежегодный доход и возможность управления своими средствами

Фото Накопительная часть пенсии — это ежегодный доход и возможность управления своими средствами

Вероятно, что, начиная со второй половины 2013 года и вплоть до окончания акционирования, НПФ не будут получать новые пенсионные накопления и, соответственно, не смогут инвестировать эти средства. В целом, если правительство, как обещает, вернет эти накопления фондам с доходностью «инфляция+2%» (это примерно 7%), то ничего критичного для НПФ и для их клиентов нет. Но все равно хорошего мало. Например, наша доходность («Большой пенсионный фонд» — ред.) выше: за первое полугодие 2013 года она составила 8,13%.

Больше всего запрет на перевод накопительной части пенсии скажется на розничных НПФ с агентскими сетями (таких, которые за счет широкого канала продаж могут за год удваивать пенсионные накопления). Для них объем потерь инвестиционного дохода в абсолютном выражении будет наибольшим. Кроме того, непонятно, как они будут платить агентам: комиссии надо платить сразу по факту заключения договора обязательного пенсионного страхования, деньги клиента придут только через год, прибыль по ним — еще через год.

НПФ с корпоративной моделью продаж, не использующие агентские сети, к которым относится и «Большой пенсионный фонд», потеряют меньше.

У будущих пенсионеров сейчас есть два пути: перейти в ПФР на распределительную пенсию и лишиться накопительной части или перейти в НПФ и сохранить накопительную часть пенсии. Это решение — на всю жизнь. А «заморозка» части накоплений на год — это обидно, но временно. В 2014 году деньги клиентов НПФ на годик попадут в страховую часть и потом вернутся. А «молчуны», клиенты ПФР, останутся со страховой частью навсегда.

Давайте посмотрим, что выгодней. «Молчуны» ПФР. Неполученными накоплениями (из-за обнуления взносов на их пополнение) могли бы воспользоваться пенсионеры, родившиеся после 1967 года, — то есть случилось бы это не раньше, чем лет через 10–15. Все это время деньги инвестировались бы в акции и облигации. Таким образом, отказываясь от накопительной части пенсии, вы теряете и доход, который они бы принесли. И, в принципе, косвенно государство это признает, обещая индексацию распределительной пенсии. Но сравнивать ее с доходностью пенсионных накоплений, переведенных в НПФ — ошибка. Страховая часть пенсии в ПФР формируется в бумажных баллах с неясными правилами по их переводу в денежные средства. Обесценение баллов может нивелировать эффект индексации. Да и понять, что за «зверь» такой баллы, простому человеку затруднительно. Доходность же инвестирования пенсионных накоплений выражена в рублях, что позволяет точно оценить размер будущей пенсии.

А вот для людей, выбравших НПФ или управляющую компанию, все гораздо лучше. Дело в том, что УК и НПФ инвестируют деньги граждан не только в облигации, но и в акции, которые в долгосрочной перспективе имеют все шансы сильно вырасти в цене. И чем большим будет этот рост, тем больший доход они смогут получить. Другой вопрос, насколько точно можно оценить масштабы этого роста на 15 лет вперед. В этой области есть мировой опыт. Известно, что люди, покупавшие акции на депрессивных, низко оцененных рынках, и державшие их десятилетиями, получали завидную прибыль. Наш же рынок оценен сейчас экстремально низко. Так, за рубль прибыли, которую принесут российские компании в этом году, на рынке сейчас в среднем платят 5 рублей, в то время как в других странах — втрое дороже. Да и по прочим показателям наши акции сейчас выглядят в 2–4 раза дешевле, чем бумаги крупнейших развитых и развивающихся стран. Оснований ожидать, что со временем наш фондовый рынок не придет к нормальному для всех прочих стран уровню, нет. И 15 лет — срок вполне достаточный для этого, его вполне хватает для нормализации соотношений цен на любом рынке.

Даже пессимистичные 5% годовых в течение 15 лет — это уже удвоение накопительного счета в 2,07 раза. Это доход, который будет виден ежегодно, при этом есть свобода управления — накопления можно будет переводить в другие НПФ, передавать наследникам. Ну а если захочется — всегда можно перейти в ПФР на страховую распределительную пенсию. Если же сидеть в ПФР, ничего этого не будет. И обратного пути тоже.

Фото Алексей Ищенко